Некоммерческая организация Фонд поддержки хореографического искусства «Евразия балет»
620151, г. Екатеринбург, Ул. Ленина, 41 - 813
Телефон: 8-922-14-59-822
E-mail: eurasia-ballet-found@yandex.ru

Зимний Гала 2015

2 декабря в Екатеринбургском театре оперы и балета при поддержке Радио СИ состоялся традиционный Зимний Гала с участием звезд мировой величины. Концерт был посвящен Майе Плисецкой и порадовал специальной программой поклонников творчества легендарной балерины и всех ценителей хореографического искусства. 

Мы каждый раз стараемся удивить зрителей и подготовить что-то особенное, — рассказывает художественный руководитель екатеринбургского балета Вячеслав Самодуров. — В этом году мы просто не могли не посвятить одно из главных событий сезона памяти Майи.

В программе Зимнего Гала жемчужина классической хореографии — Белый акт из балета «Лебединое озеро», балет Вячеслава Самодурова «Занавес» с Марией Александровой в главной партии и большое концертное отделение с участием гостей праздника. В Екатеринбурге вместе со звездами родного для Плисецкой Большого театра России выступили ведущие солисты из лучших театров Европы — Мариинского и Михайловского театров, а также Берлинского государственного балета и Королевского балета Великобритании.

Фотоотчет от портала E1

E1.ru: «В первом отделении артисты екатеринбургского театра исполнили белый акт из «Лебединого озера». Солировали лауреат международных балетных конкурсов и многочисленных театральных премий Елена Кабанова и Илья Бородулин.

Во второй части программы прима-балерина Большого театра Мария Александрова исполнила главную партию в одноактном балете «Занавес», который был трижды номинирован на «Золотую маску».

В третьем концертном отделении вместе с екатеринбургскими артистами выступили ведущие солисты лучших театров Европы. Виртуозные премьеры Королевского балета Великобритании Сара Лэмб и Эдвард Уотсон, Дину Тамазлакару, премьер Берлинского государственного балета, Виктор Лебедев, премьер Михайловского театра, и Екатерина Осмолкина, ведущая солистка Мариинского театра. Блистали и солисты Екатеринбургского балета!»

В антрактах зрители могли оценить новую коллекцию платьев модельера из Екатеринбурга Нины Ручкиной: девушки в шикарных нарядах встречали гостей в фойе, стояли на всех этажах. Кроме того, для зрителей была организована фотосессия в новогоднем антураже. 

Примечательно, что первое выступление Майи Плисецкой состоялось именно в Екатеринбурге (тогда Свердловске), когда начинающая балерина находилась с семьей в эвакуации. А уже через год балерина была принята в труппу Большого театра, где началась ее блистательная и многолетняя карьера.

AVE МАЙЯ!

Лариса Барыкина

Лариса Барыкина,

музыкальный и театральный критик,

арт-директор международного фестиваля современной хореографии «НА ГРАНИ»

Вся ее жизнь была вызовом обстоятельствам, протестом судьбе, нарушением запретов, кем-то выдуманных правил. Дочь репрессированного советского дипломата и актрисы немого кино, отправленной в ссылку с годовалым малышом – братиком 12-летней Майи, она рано узнала, что мир вокруг несправедлив, но при этом – не без добрых людей. Имея клеймо дочери врагов народа, она окончила Московское хореографическое училище и сумела занять положение главной балерины страны Советов, оставаясь при этом беспартийной. В детстве ее дразнили «рыжей вороной», а она превратилась в Королеву лебедей, стала иконой стиля, образцом для подражания, моделью для ведущих мировых кутюрье и самых знаменитых фотографов. Долгие годы она оставалась не выездной, ее телефон прослушивался, зарубежные гастроли ей приходилось выбивать в чиновничьих кабинетах, а мир лучше всего знал и любил именно ее, Плисецкую. В итоге она собрала, кажется,  все мыслимые звания и награды – Герой Соцтруда, народная артистка СССР, кавалер орденов, медалей и премий России и множества стран мира, в честь нее назвали сорт пионов и астероид, открытый в Крымской обсерватории. Но все эти почести не убили в ней бунтарского духа, не сделали конформисткой, она продолжала жить по своим собственным законам.

Читать дальше

С юности ей были уготованы партии в классических балетах, в которых она была неизменно блистательна. Станцуй она на сцене Большого театра только Китри, Аврору, Одетту-Одиллию, Джульетту и Раймонду, Плисецкая уже осталась бы в истории отечественного балета. Но она резко развернулась в сторону современной хореографии и стала сама себе продюсером. Заказывая новые спектакли хореографам-современникам, она растягивала свой творческий век до немыслимых границ. Свои главные роли – те, что были поставлены специально на нее – она станцевала в том возрасте, когда другие балерины уже сходят с дистанции и отправляются на пенсию. Кармен – в 41, «Гибель розы» Пети – в 47, «Болеро» Бежара – в 50. Но и это был далеко не финал. Благодаря своему мужу, композитору Родиону Щедрину, она продлила свое триумфальное пребывание на сцене Большого театра. В титульных партиях его балетов, основанных на русской классической литературе и поставленных ею самой, она выходила и в 60 с лишним лет. А их союз со Щедриным вообще был уникален: 57 лет совместной жизни, невероятная преданность, постоянная поддержка друг друга и творческое единомыслие. Только вчитайтесь в посвящения, которые композитор оставил на титульном листе 4-х балетов, сочиненных для любимой жены: «Конек-Горбунок»  – Майе Плисецкой». «Анна Каренина» – Майе Плисецкой, неизменно». «Чайка» – Майе Плисецкой, всегда». И, наконец, «Дама с собачкой» – Майе Плисецкой, вечно».

 

Если попытаться понять – в чем суть ее неповторимой индивидуальности, то стоит сказать, как минимум, о двух вещах. Она обладала магнетической силой воздействия на зрителей. Тем, что называется «эффект присутствия». На сцене могло быть сколько угодно и кого угодно, но глаз невозможно было оторвать именно от нее. Масштаб ее личности был, конечно, в этом определяющим. Но не менее веским аргументом была и ее диковинная, далекая от стандартов красота, гордый изгиб шеи, непостижимая пластика рук.

 

Плисецкая жила и творила в стране, отгороженной от всего мира пресловутым железным занавесом, но вела себя так, словно его не существовало. В стане комсомолок-спортсменок-красавиц и ударниц коммунистического труда она выглядела экзотической птицей, иноземной пришелицей. Это ощущали все: и зрители, и люди власти, всегда пытавшиеся ее «причесать», вставить в определенные рамки. Знаменит случай ее конфликта с министром культуры Екатериной Фурцевой, пытавшейся запретить «Кармен-сюиту» после первого показа. А ведь интуиция высокопоставленную чиновницу не подвела, натренированным чутьем та почувствовала, что непокорная артистка «контрабандой» протаскивает на сцену нечто запретное, идеологически чуждое. Плисецкая-Кармен, как и во многих других балетах, была сногсшибательно эротична. Именно она привнесла на советскую сцену дух европейской сексуальной революции конца 60-х. И это был своего рода переворот в искусстве той поры.

 

А еще Плисецкая была умна и образована, запросто общалась и с великими мира сего, и дарила своей дружбой обычных людей. Была невероятно остра на язык. Многие ее изречения, как цитаты Фаины Раневской ушли что называется «в народ». Одно из таких родилось, по ее признанию, случайно, французская журналистка допытывалась – какой диеты придерживается Плисецкая, на что балерина мгновенно среагировала: «Какая диета? Сижу, не жрамши!».

 

О своей жизни она (сама!) написала большую книгу мемуаров «Я, Майя Плисецкая», несколько раз переизданную. Закончила она ее так: «Что тебе еще интересно узнать обо мне, читатель? Что я левша и все делаю левой рукой? Что я всю жизнь страдала бессонницей? Что я всегда была конфликтна? Лезла на рожон попусту? Что во мне сочеталось два полюса – я могла быть расточительной и жадной, смелой и трусихой, королевой и скромницей? Что я предпочитала питательные кремы для лица и любила, густо ими, намазавшись, раскладывать на кухне пасьянсы? Что была ярой футбольной болельщицей? Что любила селедку, нежно величая ее «селедой»? Что никогда не курила и не жаловала курящих, что от бокала вина у меня разболевалась голова? За прожитую жизнь я вынесла простую философию. Простую, как кружка воды, как глоток воздуха. Люди не делятся на классы, расы, государственные системы. Люди делятся на плохих и хороших. На очень хороших и очень плохих. И только так».

 

«Ave Майя» – так называется миниатюра на музыку Баха-Гуно, поставленная Морисом Бежаром к 70-летию Плисецкой, ставшая, вероятно, последним хореографическим приношением великой балерине. Она танцевала ее и много лет спустя, в том возрасте, в котором большинство людей и передвигаются с трудом. «Ave Майя» – так назывался и вечер в Большом театре, посвященный ее 90-летию, в котором Плисецкая собиралась принять участие. 2 мая ее не стало, но юбилейный вечер состоялся. Екатеринбургский театр оперы и балета также решился сделать оммаж Плисецкой и посвятить ей традиционный Зимний Гала. Ведь по преданиям именно на сцене нашего театра начался ее путь в искусство. Эвакуированная вместе с семьей в Свердловск, еще не успевшая окончить хореографическое училище, Майя провела на Урале год, подробно описав, как полюбила местные театры. Сохранились и устные свидетельства того, что Плисецкая участвовала в концертах для раненых советских бойцов. Даже если это легенда, до чего же она хороша. Ave Майя!

Смотрите фото и видео с Зимнего Гала 2014 и Зимнего Гала 2013.